Уоррен баффет – лучший инвестор мира (первая авторизованная биография)

Уоррен баффет – лучший инвестор мира (первая авторизованная биография)

Уоррен Баффет – лучший инвестор мира

Уоррен Баффет – один из самых богатых людей отечественного времени. Как он живет и работает, что обожает? Как проводит свободное время?

Как формировались и совершенствовались его подходы к инвестированию?

Ответы на эти вопросы в книге Элис Шрёдер «Уоррен Баффет. Лучший инвестор мира» (первая авторизованная биография). Это история Уоррена Баффета, поведанная им самим, его привычными, партнёрами и коллегами.

Уоррен, в чем неприятность?

Омаха и Атланта, август–декабрь 1999 года

Практически все состояние Баффета (правильнее, около 99% его 30-миллиардных активов) было положено в акции Berkshire Hathaway (См. «Как инвестирует Уоррен Баффетт»). На конференции в Солнечной равнине он сказал о том, как ответственнее для рынка «весы» если сравнивать с «машиной для голосования».

Но направляться осознавать, что именно вывод «автомобили для голосования» о цене его акций и определяло высоту, с которой Баффет вел собственные проповеди. Люди обращали на него внимание вследствие того что он был богат. Предвещая, что рынок будет разочаровывать инвесторов в течении семнадцати лет, он поднимался на край обрыва и замечательно осознавал это.

Если бы Уоррен совершил ошибку, то не просто превратился бы в посмешище для тех, кто слышал его в Солнечной равнине – он бы в значительной мере потерял собственные позиции в рейтинге самых богатых людей мира. А место в этом рейтинге было для Баффета очень важным.

В течение всей второй половины 1990-х годов цены на акции BRK (сокращение Berkshire Hathaway, принятая на фондовом рынке) росли существенно стремительнее, чем рынок в целом, и в июне 1998 года достигли собственного пика на уровне 80 900 долларов за акцию. Для американской экономики была нестандартной обстановка, в то время, когда за цену одной акции возможно было приобрести маленькую квартиру.

Для Баффета цена акций на рынке была несложным методом измерения собственного успеха (См. «Уоррен Баффет. Как 5 долларов перевоплотить в 50 миллиардов»). Она стабильно росла с того момента, как он приобрел BRK – по цене 7,50 американского доллара за акцию.

Не обращая внимания на то что во второй половине девяностых годов рынок шатался то в одну, то в другую сторону, инвестор, приобретший и державший акции BRK, пребывал в хорошем положении.

Но сейчас Баффет нашёл себя стоящим на тонущей платформе из акций, каковые не нравились рынку. Ему оставалось лишь следить за тем, как растет фондовый рынок TT (технологических и телекоммуникационных компаний). К августу 1999 года цена акции BRK упала до 65 000 долларов.

какое количество денег желал бы заплатить кто-то за акции большой и устойчивой компании, снабжавшей ежегодную прибыль в размере 400 миллионов долларов? А какое количество рынок готовься платить за акции маленькой и новой компании, терявшей деньги в текущем периоде?

Компания Toys «R» Us получала прибыль на уровне 400 миллионов долларов в год при количестве продаж в 11 миллиардов.

Компания eToys каждый год теряла по 123 миллиона долларов при продажах на уровне 100 миллионов.

Рыночная «машина для голосования» полагала, что eToys стоит 4,9 миллиарда американских долларов, а Toys «R» Us – на миллиард меньше. Рынок думал, что eToys сможет сокрушить Toys «R» Us благодаря продажам через Интернет.

Единственная тень сомнения, окутывавшая рынок, была связана с календарем. Специалисты предвещали, что вечером 31 декабря 1999 года разразится трагедия, поскольку компьютеры во всем мире не были запрограммированы на верную работу с датами, год в которых начинался с цифры 2.

Федеральная резервная совокупность США в панике начала скоро наращивать количество финансовой массы, дабы не допустить недостаток наличности в случае, если бы все банкоматы страны одновременно отключились. По данной причине практически сразу после конференции в Солнечной равнине рынок устремился вверх, как фейерверк в Сутки независимости.

Если бы вы в январе положили один американский доллар в индекс NASDAQ, организованный по большей части на базе цены акций технологических компаний, то по окончании взлета рынка американский доллар превратился бы в американский доллар с четвертью. Подобная сумма, положенная в акции BRK, превратилась бы в 80 центов.

К декабрю показатель индекса Dow Jones Industrial Average подскочил на 25%. А показатель NASDAQ проскочил отметку в 4000 пунктов и вырос на немыслимые 86%. Цена акции BRK упала до 56 100 долларов.

Всего за пара месяцев BRK утратила практически целый прирост, достигнутый за прошлые пять лет.

В течение практически всего года любимым занятием денежных гуру было рассуждение о том, что Баффет превратился в его время и символ прошлого ушло. Перед наступлением нового тысячелетия авторитетный для Уолл-стрит еженедельник Barron’s поместил изображение Баффета на обложку и сопроводил его текстом «Уоррен, в чем неприятность?».

В статье говорилось о том, что позиции компании Berkshire «очень сильно пошатнулись». Баффет столкнулся с невиданной ранее волной негативных отзывов о собственном бизнесе. И ему оставалось только повторять: «Я знаю, что все изменится, но не знаю, в то время, когда как раз». Его напряженные нервы потребовали, дабы он дал отпор своим оппонентам.

Но Баффет ничего не предпринимал.

Он хранил молчание.

Ближе к концу 1999 года многие из значимых для Баффета инвесторов, следовавших его стилю инвестирования, или закрыли собственный бизнес, или сдались и начали скупать ценные бумаги технологических компаний. Баффет этого не сделал. От колебаний его удерживало то, что он именовал собственной Внутренней Оценкой (Inner Scorecard) – убеждение в правильности принятых им денежных ответов, которое подпитывало его с незапамятных времен.

«Я воображаю себе, что лежу на пояснице в Сикстинской капелле и расписываю ее купол. Мне нравится, в то время, когда люди говорят: “Как красиво!” Но в случае если кто-то даст совет: “Из-за чего бы тебе не взять вместо светло синий красную краску?” – я отвечу: “До свидания!” Это мое творение. И мне не имеет значение, за что они его выдают.

Моя работа ни при каких обстоятельствах не будет закончена.

И пожалуй, это самое красивое в ней.

Главная причина, по которой люди ведут себя тем либо иным образом, связана с тем, применяют ли они Внутреннюю либо Внешнюю Оценку. Если ты можешь быть удовлетворен собственной судьбой, применяя Внутреннюю Оценку, это замечательно. Я постоянно смотрю на вещи следующим образом.

Я говорю: “Кем бы вы желали быть?

Желали бы вы быть лучшим в мире любовником, не обращая внимания на то что все около уверенный в том, что вы нехороший любовник в мире? Либо же напротив – вы предпочли бы быть нехорошим в мире любовником, а в глазах окружающих смотреться лучшим?” Это увлекательный вопрос.

А вот вам еще один “крючок”. Если бы ваши результаты не были видны миру, то предпочли бы вы, дабы о вас думали как о лучшем в мире инвесторе, тогда как ваши показатели хуже, чем у любого другого инвестора? Или вы предпочтете, дабы о вас думали как о нехорошем в мире инвесторе, тогда как вы получаете больше всех остальных?

В самом раннем возрасте дети приобретают один очень важный урок, в то время, когда обращают внимание на то, что принципиально важно для их своих родителей. В случае если родители уделяют через чур много внимания тому, дабы вы соответствовали ожиданиям окружающего вас мира, то в итоге вы останетесь с Внешней Оценкой. Мой личный папа совсем не был таким: он был на сто процентов человеком с Внутренней Оценкой.

Он был настоящей белой вороной. Но не только вследствие того что ему нравилось так жить. Легко он не обращал внимания на то, что думают другие.

Мой папа научил меня, как направляться прожить собственную жизнь. Я ни при каких обстоятельствах не встречал другого для того чтобы человека».

© TimesNet.ru

Уоррен Баффет. Лучший инвестор мира | Bloomberg


Темы которые будут Вам интересны: